Федерация Автовладельцев России

Московское представительство


Комментарий по вопросу о прекращении уголовного дела по факту ДТП на Ленинском проспекте

Ознакомившись в СМИ с информацией о прекращении уголовного дела по факту ДТП на Ленинском проспекте, и материалами предварительного расследования, выложенными для свободного доступа, Федерация автомобилистов России считает проведенное расследование необъективным, а выводы следствия неубедительными.

Для начала ознакомимся с Постановлением о прекращении уголовного дела. Разберем этот документ «по косточкам». Начиная описательную часть с изложения обстоятельств ДТП, следователь указывает, что виновником аварии является водитель «Ситроена», ссылаясь на то, что этот вывод полностью подтверждается материалами уголовного дела. Что же это за материалы, читаем:

  1. Протокол осмотра места дорожно-транспортного происшествия от 25 февраля 2010 года со схемой и фототаблицей. Сам протокол осмотра в материалах, выложенных для свободного доступа, отсутствует. Следователь не указывает, что же в этом протоколе свидетельствует о виновности Ольги Александриной, ограничиваясь общими фразами о том, что в протоколе зафиксировано месторасположение автомобилей после ДТП.
  2. Показания свидетеля №1. Ехал из центра в 4 полосе (от края проезжей части). Скорость около 70 км/ч. Увидел в зеркало заднего вида, что его догоняет красный «Ситроен». «Ситроен» двигался в крайнем левом ряду (5 полоса), потом резко стал перестраиваться в 4 ряд. Затем резко взял вправо (в 5 ряд), вылетел на встречную полосу и столкнулся с Мерседесом в крайнем левом ряду встречного направления.
  3. Показания свидетеля №2. Ехал из центра в 3-4 полосе. В крайней левой полосе впереди увидел красный «Ситроен», который начало мотать из стороны в сторону, затем выкинуло на встречную полосу, где произошло столкновение с Мерседесом. Сам момент столкновения почему-то не видел (смотрел в это время зеркало заднего вида).
  4. Показания свидетеля №3. Ехал в центр в крайней левой полосе. Услышал звук сильного удара и на левую часть его машины посыпались осколки пластиковых деталей кузова. Остановился в своей полосе следования. Выйдя из машины, он увидел, что позади его на расстоянии около 5-10 м, стоит автомашина марки «Мерседес-Бенц» черного цвета. В крайней левой полосе встречного направления движения стоял автомобиль марки «Ситроен» красного цвета. Т.е. мимо него пролетел в заносе «Ситроен» и он не обратил на это внимания!?!
  5. Показания свидетеля №4 (самого водителя Мерседеса). Ехал в центр в крайней левой полосе со скоростью около 40 км/ч. Неожиданно увидел, что двигавшаяся в крайней левой полосе встречного направления движения автомашина «Ситроен» красного цвета, неожиданно применила резкое торможение, из-за чего ее начало заносить влево. Водитель «Ситроена», очевидно, попытался выровнять машину, отчего «Ситроен» пару раз вильнул, и его прямолинейно вынесло в его полосу следования, где сразу произошло столкновение. Все это произошло очень быстро и никаких мер по предотвращению столкновения и торможению, он предпринять не успел. От удара он кратковременно потерял сознание.
  6. Показания свидетеля №6 (охранник Баркова). Показал то же, что и водитель Мерседеса.
  7. Показания свидетеля №7 (Барков). Ехал на работу. В движении за дорожной обстановкой не следил. В какой-то момент он услышал, как водитель и охранник закричали «держись». Он переместился в центр салона, чтобы посмотреть в лобовое стекло, что происходит, и в этот момент сразу произошел сильный удар в переднюю часть автомашины. Он понял, что произошло столкновение, но с какой машиной, он не видел.
  8. Показания свидетеля №8. Ехал в центр в крайнем левом ряду. Перед аварией, в зеркало заднего вида видел как какой-то Мерседес вылазит на разделительную. Через несколько мгновений услышал звук столкновения. Самого столкновения не видел.
  9. Показания свидетеля №9. Ехала из центра. Увидела, что по разделительной полосе едет «Мерседес-Бенц», черного цвета. «Мерседес» двигался частично по разделительной полосе, а частично по встречной полосе, со скоростью около 50 км/ч. Во встречном направлении, в крайней левой полосе двигалась автомашина типа «Джип», а за ним ехала автомашина «Ситроен», красного цвета. Расстояние между автомашинами было около 10 м и они ехали со скоростью около 50-60 км/ч. Водитель «Мерседеса», возможно увидев впереди «Джип», начал прижиматься правее, к разделительной полосе. «Джип» тоже предпринял маневр правее, в соседнюю правую полосу, а водитель «Ситроена» не успел увидеть движущегося во встречном направлении «Мерседес» и произошло столкновение.

    Впоследствии, как отмечает следователь свидетель отказалась от своих ранее данных показаний об обстоятельствах ДТП, сославшись на ошибочное восприятие ею действительности в момент происшествия !?!

  10. Показания свидетеля 10. Ехал в центр в крайнем левом ряду. Увидел, что идущий сзади «Мерседес-Бенц» резко начал движение и совершил маневр выезда на разделительную полосу. Выехав на разделительную полосу «Мерседес-Бенц» резко ускоряясь, поехал прямолинейно вперед, при этом двигаясь частично по разделительной полосе, а частично по крайней левой полосе встречного направления движения. Когда «Мерседес-Бенц» проехал его машину, услышал звук сильного удара и увидел, что заднюю часть «Мерседеса» подбрасывает вверх, немного разворачивает вправо. В тот момент, когда подбросило заднюю часть «Мерседеса» он увидел, что перед «Мерседесом» подбросило автомашину марки «Ситроен», красного цвета. От удара «Ситроен» развернуло и тот упал в крайней левой полосе встречного направления движения, практически поперек полосы. На кузов его машины посыпались части кузовов от столкнувшихся автомашин.

    Анализируя показания свидетеля № 10, следствие приходит к выводу, что его показания полностью противоречат всем материалам уголовного дела и не заслуживают доверия.

  11. Показания остальных свидетелей (врачи и сотрудники ДПС, прибывшие на место ДТП, жильцы из соседних домов, другие водители) малоинформативны. Момент столкновения не видели, предшествующие ему события не наблюдали.
  12. Заключение автотехнической судебной экспертизы. Тормозная система обоих автомобилей исправна, механическая часть рулевого управления находилась в действующем состоянии.
  13. Заключение автотехнической судебной экспертизы:
    • продольные оси автомобилей в момент первоначального контактирования находились под углом около 175-180º;
    • столкновение автомобиля «Ситроен С3» с автомобилем «Мерседес-Бенц S500» имело место около линии дорожной разметки, разделяющей разделительную полосу и крайнюю левую полосу проезжей части Ленинского пр-та, предназначенную для движения со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади, а в продольном направлении – до начала следов скольжения, оставленных шинами левых передних колес автомобилей «Ситроен С3» и «Мерседес-Бенц S500», по направлению движения автомобиля «Мерседес-Бенц S500». При этом, в момент первоначального контакта левое переднее колесо автомобиля «Мерседес-Бенц S500» располагалось не далее линии разметки 1.2.1, отделяющей проезжую часть Ленинского пр-та, предназначенную для движения со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади от разделительной полосы, относительно правой границы проезжей части, а левое переднее колесо автомобиля «Ситроен С3» располагалось в крайней левой полосе проезжей части Ленинского пр-та, предназначенной для движения со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади;
    • координаты места столкновения ТС, указанные водителем «Мерседес-Бенц S500» и зафиксированные в протоколе осмотра места ДТП, не соответствуют установленным элементам механизма столкновения (!?!) автомобилей «Ситроен С3» и «Мерседес-Бенц S500».
  14. Заключение технического исследования электронных блоков автомобиля «Мерседес-Бенц S500», проведенного в подразделении технической поддержки концерна «Даймлер АГ», из которого следует, что скорость автомобиля «Мерседес-Бенц S500» в момент столкновения составляла 35 км/ч.
  15. Заключение технического исследования электронных блоков автомобиля «Ситроен С3», проведенного в департаменте сервисного обслуживания концерна «Пежо Ситроен», из которого следует, что скорость автомобиля «Ситроен С3» в момент столкновения составляла 75 км/ч.
  16. Далее в постановлении перечисляются адреса, по которым были направлены запросы, отрицательные ответы на эти запросы и пр.

Поскольку вышеуказанное по существу это всё, на чем следствие делает свои выводы, подведем промежуточные итоги:

Три свидетеля утверждают, что Ситроен вынесло на полосу встречного движения. Два свидетеля утверждают, что напротив Мерседес двигался по встречной полосе.

Странно, что следствие не приняло мер по устранению противоречий в этих показаниях. К примеру, несложно установить действительно ли находился свидетель в указанном месте в указанное время. Достаточно запросить оператора сотовой связи. Почему не были проведены очные ставки?

Обращает внимание, что все неясности следствие толкует в пользу водителя Мерседеса.

Вот, например, читаем в Постановлении о том, что скорость автомобиля «Мерседес-Бенц S500» в момент столкновения составляла 35 км/ч.

Смотрим на оригинал ответа от ЗАО «Мерседес-Бенц РУС»:




Комментарии, что называется, излишни…

Что касается места столкновения. Смотрим фотографии:









Судя по фотографиям, столкновение могло произойти на разделительной полосе, но никак не на крайней левой в центр.

И обратите внимание на эту фотографию:

Ранее в СМИ проходила информация о том, что женщина потеряла контроль над машиной, так как одна пара покрышек на ее автомобиле была шипованной, а другая нет.

Подводя итог, отметим, что обнародованные материалы не убеждают нас в виновности Ольги Александриной в произошедшем ДТП. Напротив, в материалах прослеживается явно предвзятое отношение следствия к доказательствам. Любой мало-мальски значимый довод толкуется в пользу водителя Мерседеса, а все материалы противоречащие этой версии отметаются как недостоверные.

Выводы же автотехнической судебной экспертизы маловразумительны, и не дают однозначного ответа. Что примечательно, производство экспертизы было поручено экспертам ЭКЦ ГУВД г. Москвы. Независимость и объективность указанных экспертов вызывает большое сомнение, поскольку они являются штатными сотрудниками милиции, и работают в той же организации, что и следователь. При том, что в Москве существует немало организаций, способных качественно и объективно ответить на вопросы следствия.

Шутов К.Н.






×

ФАР

в социальныx сетях