Федерация Автовладельцев России

Московское представительство

Запрет ксенона: только факты

31 мая 2010, Понедельник

20 февраля 2010 года на официальном сайте Госавтоинспекции МВД России было размещено разъяснения Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД России (далее – ДОБДД РФ) «Об использовании «ксеноновых» фар», нарушающее многочисленные требования Конституции РФ, КоАП РФ, Федерального закона от 18.04.1991 года № 1026-1 «О милиции», Указа Президента РФ от 15.06.1998 года № 711 «О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения», Постановления Правительства Российской Федерации от 13.08.1997 года № 1009 «Об утверждении правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» (далее — Постановление Правительства Российской Федерации от 13.08.1997 года № 1009) и т.д.

Фактически, издав указанное разъяснение, должностные лица ДОБДД РФ, превышая свои должностные полномочия, занимаясь самоуправством и присваивая полномочия других органов государственной власти, при отсутствии законодательно установленного запрета на установку и использование газоразрядных источников света в автомобильных фарах, испускающих ассиметричный луч ближнего и дальнего света либо оба луча, незаконно, безосновательно и бездоказательно потребовали от нижестоящих сотрудников Госавтоинспекции квалифицировать управление транспортным средством с фарами, маркированными буквами С, R, CR, HC, HR, HCR, в которых установлены газоразрядные источники света,

«как административное правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 12.5 КоАП РФ (режим работы световых приборов не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения)».

Данным решением должностные лица ДОБДД РФ незаконно, в нарушение части 3 статьи 15 Конституции РФ и Постановления Правительства Российской Федерации от 13.08.1997 года № 1009 дополнили КоАП РФ, «Основные положения по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения», а также государственный стандарт РФ ГОСТ Р 51709-2001 «Автотранспортные средства. Требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки», т.е. самовольно внесли в них изменения, породив тем самым грубейшее нарушение многочисленных прав и свобод граждан, ухудшив коррупционную обстановку в стране и обострив социальную напряженность в обществе.

Причем, не являясь органом государственной власти РФ, уполномоченным давать разъяснения и толкования действующим на территории РФ государственным стандартам, в качестве обоснования своим действиям ДОБДД привел не имеющее юридической силы и даже не обладающее статусом экспертного заключения письмо от 16.06.2009 года № 132/с ФГУП «Научно-исследовательский и экспериментальный институт автомобильной электроники и электрооборудования» (далее — НИИАЭ) за подписью Шмурнова Е.А., указав следующее:

«В соответствии с разъяснениями ФГУП «Научно-исследовательский и экспериментальный институт автомобильной электроники и электрооборудования» (НИИАЭ) использование во внешних световых приборах источников света, не соответствующих типу данного светового прибора, нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения вследствие целого ряда физических (габариты искрового разряда, длина волны, угол рассеяния отраженного излучения) и технических (класс отражающей поверхности рефлектора, наличие на транспортном средстве автоматического корректора светового пучка и омывателя фары) факторов».

Следует особо отметить, что вышеуказанное письмо мало того, что не может иметь статус разъяснения (вопреки мнению должностных лиц ДОБДД), так еще и содержит в себе заведомо ложную, бездоказательную и немотивированную с правовой точки зрения информацию:

  1. Вопреки голословному утверждению директора НИИАЭ Шмурнова Е.А., ответственного за содержание письма от 16.06.2009 года № 132/с, о том, что разработка и производство фар транспортных средств осуществляются под конкретный источник света, на самом деле они осуществляются под конкретный оптический результат, вне зависимости от того, посредством использования какого источника света этот результат может быть достигнут. Именно на замеры определенных результатов и проверку этих результатов на предмет соответствия существующим правилам и направлена прописанная в ГОСТах (Правилах ЕЭК ООН) процедура официального утверждения внешних световых приборов транспортных средств, которая не просто является обязательной вне зависимости от их групп и типов, но и обеспечивается исключительно путем инструментального контроля.

    Данный факт подтверждается хотя бы тем обстоятельством, что требования к фотометрическим характеристикам (надлежащая неослепляющая освещенность, обусловленная силой света в контрольных точках), исходя из смысла ГОСТа Р 41.112-2005 (Правила ЕЭК ООН № 112) и ГОСТа Р 41.98-99 (Правила ЕЭК ООН № 98), для всех фар практически идентичны, вне зависимости от того, каким источником света они будут комплектоваться после прохождения процедуры официального утверждения. Сравнительный анализ пунктов 6.2 и 6.3 данных ГОСТов позволяет однозначно утверждать, что фара, испускающая ассиметричный луч ближнего и дальнего света либо оба луча, и удовлетворяющая требованиям ГОСТа Р 41.112-2005 (Правила ЕЭК ООН № 112), с тем же успехом может удовлетворять и требованиям ГОСТа Р 41.98-99 (Правила ЕЭК ООН № 98).

    Другими словами, каких-то особых требований к фарам транспортных средств, комплектуемым с завода газоразрядными источниками света, не предъявляется, что подтверждается тем обстоятельством, что ни ГОСТ Р 41.48-2004 (Правила ЕЭК ООН № 48) «Единообразные предписания, касающиеся сертификации транспортных средств в отношении установки устройств освещения и световой сигнализации», ни ГОСТ Р 51709-2001 «Автотранспортные средства. Требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки» не содержат никакой градации требований к фотометрическим параметрам фар в зависимости от того, с какими источниками света они проходили процедуру официального утверждения, а какими комплектовались с завода.

    Решение производителя пройти официальное утверждение фары на предмет работоспособности с той или иной лампой (или одновременно с несколькими категориями и типами ламп) преследует исключительно экономические задачи и никоим образом не может служить основанием для голословных, не основанных на нормах права умозаключениях о категорической недопустимости замены категории источника света непосредственным пользователем данной фары, особенно принимая во внимание то обстоятельство, что в соответствии с пунктом 2.1.1 ГОСТа Р 41.99-99 (Правила ЕЭК ООН № 99) термин «категория» используется для описания различных основных конструкций стандартизованных источников света. Таким образом, категория источников света градуируется отнюдь не по их принадлежности к классу газоразрядных, галогеновых ламп или ламп накаливания, т.е. непосредственно к элементам светообразования прямого отношения не имеет, а зависит преимущественно от конструктивных особенностей цоколя ламп, спецификация которых приведена в Публикации МЭК 61.

  2. Ни государственными стандартами РФ, ни лежащими в их основе Правилами ЕЭК ООН не установлен запрет на одновременное официальное утверждение фары на предмет соответствия нескольким Правилам ЕЭК ООН (с разными классами, категориями и типами источников света), что делает ложными все последующие умозаключения гражданина Шмурнова Е.А. (содержащиеся в письме НИИАЭ от 16.06.2009 года № 132/с) в части недопустимости установки газоразрядных ламп в фары, комплектовавшиеся с завода лампами накаливания. Другими словами, данные ГОСТы (Правила ЕЭК ООН), равно как и любые другие ГОСТы, не содержат положений, позволяющих утверждать, что фары, маркированные буквами С, R, CR, HC, HR, HCR, предназначены для использования исключительно с лампами накаливания. Наличие указанных букв на рассеивателе фары свидетельствует лишь о том, что она успешно прошла фотометрические испытания по крайней мере с одним стандартным источником света соответствующего типа, представленным с фарой, и является приемлемой (пункт 6.1.4 ГОСТа Р 41.112-2005). Аналогичная норма содержится и в пункте 6.1.3 ГОСТа Р 41.98-99:

    «Фару, в которой используется съемный газоразрядный источник света, считают приемлемой, если соблюдаются фотометрические предписания, изложенные в настоящем разделе 6, в случае одного стандартного источника света…»

    Таким образом, из системного толкования указанных пунктов следует, что абсолютно любая фара может быть признана одновременно приемлемой и по ГОСТу Р 41.112-2005 и по ГОСТу Р 41.98-99 в том случае, если результаты технических испытаний подтвердят соблюдение фотометрических предписаний хотя бы с одним стандартным источником света соответствующего класса. Следовательно, сделать категоричное заявление о невозможности использования фар, маркированных буквами С, R, CR, HC, HR, HCR (равно как и фар, не содержащих вообще никакой маркировки) с газоразрядными источниками света (об их неприемлемости и неудовлетворении требованиям безопасности дорожного движения) возможно лишь по результатам технических испытаний с продукцией всех существующих производителей такого класса ламп всех существующих категорий и типов. Отсутствие же в письме НИИАЭ от 16.06.2009 года № 132/с какой-либо информации о проведенных испытаниях, также делает абсолютно все умозаключения гражданина Шмурнова Е.А. голословными, ложными и необъективными, что подтверждается также следующими обстоятельствами:

    В соответствии с пунктом 4.1.2 ГОСТа Р 41.98-99

    «Фары, отвечающие требованиям настоящих Правил, можно группировать, комбинировать или совмещать с любым(и) другим(и) устройством (устройствами) освещения или световой сигнализации, если их соответствующие световые функции не мешают друг другу».

    При этом согласно пункту 4.1.3 ГОСТа Р 41.98-99

    «Если сгруппированные, комбинированные или совмещенные огни соответствуют требованиям нескольких Правил, то может быть поставлен один международный знак официального утверждения при условии, что каждый из сгруппированных, комбинированных или совмещенных огней отвечает соответствующим требованиям».

    Аналогичное требование содержится и в пункте 4.3.2.1 ГОСТа Р 41.98-99:

    «Если сгруппированные, комбинированные или совмещенные огни соответствуют требованиям нескольких Правил, то может быть нанесен один международный знак официального утверждения, состоящий из круга, в котором проставлена буква Е и за которым следует отличительный номер страны, предоставившей официальное утверждение, и номер официального утверждения. Такой знак официального утверждения может быть проставлен в любом месте на сгруппированных, комбинированных или совмещенных огнях».

    Исходя из пункта 4.3.2.5 ГОСТа Р 41.98-99 примеры знаков официального утверждения фар, сгруппированные, комбинированные или совмещенные огни которых удовлетворяют требованиям нескольких Правил ЕЭК ООН, представлены на рисунке 8 Приложения 2 к данному ГОСТу.

    Таким образом, вопреки абсолютно немотивированному утверждению гражданина Шмурнова Е.А. (пункт 3 письма НИИАЭ от 16.06.2009 года № 132/с) о том, что

    «Одобренных к применению образцов фар автотранспортных средств, предназначенных для использования, как с газоразрядными, так и с галогенными источниками света не существует. По вышеуказанным причинам это просто противоречит здравому смыслу».

    Такие фары не просто существуют (например, фары автомобилей Toyota Mark II, Toyota Avensis, Subaru Legacy B4, Ford Focus 2.3, Opel Antara, Сhevrolet Tahoe), но и само существование фар, способных работать как с газоразрядными источниками света, так и с лампами накаливания, напрямую предусмотрено ГОСТом Р 41.98-99 (Правила ЕЭК ООН № 98).

  3. Наряду с вышеизложенным необходимо особо отметить, что возможность использования с фарами, комплектовавшимися с заводов лампами накаливания, газоразрядных источников света с соблюдением всех необходимых фотометрических характеристик, обеспечивающих надлежащую неослепляющую освещенность, подтверждается не только многолетней российской практикой, но и зарубежным опытом. В частности, опытом такого цивилизованного высокотехнологичного государства как Япония, на территории которой также действуют Правила ЕЭК ООН.

    Так, признанный мировой лидер в производстве высококачественного светового оборудования (автомобильных фар и ламп), позволяющего существенно повысить безопасность управления автомобилем ночью и в плохую погоду, японская корпорация PIAA производит газоразрядные лампы температурой свечения 4600, 5000, 6000, 6200, 6600 К с цоколями следующих спецификаций (категорий): H1, H3 (H3C), H4, HB3, HB4, H7, H11, D2R, D2S. Указанные лампы в силу ратификации Японией Соглашения «О принятии единообразных технических предписаний для колесных транспортных средств, предметов оборудования и частей, которые могут быть установлены и/или использованы на колесных транспортных средствах, и об условиях взаимного признания официальных утверждений, выдаваемых на основе этих предписаний» прошли процедуру официального утверждения на предмет соответствия Правилам ЕЭК ООН № 99 (ГОСТ Р 41.99-99). Спецификация их цоколей соответствует Публикации МЭК 61.

    Таким образом, газоразрядные лампы с категорией цоколей H1, H3 (H3C), H4, HB3, HB4, H7, H11 на абсолютно законных основаниях устанавливаются гражданами цивилизованной высокоразвитой Японии в фары своих автомобилей, маркированные буквами HC, HR, HCR. До недавнего времени это считалось законным и на территории нашей страны, но в результате самоличного (в нарушение законодательно установленного порядка) внесения должностными лицами ДОБДД изменений в нормативные правовые акты РФ (в результате преступного, антинародного и абсурдного толкования норм права) в одночасье, с подачи гражданина Шмурнова Е.А. с его «здравым» смыслом, стало квалифицироваться как административное правонарушение.

    А ведь то, что гражданин Шмурнов Е.А. называет «здравым смыслом», как отмечалось ранее, противоречит международному законодательству, а, следовательно, все последующие действия должностных лиц ДОБДД, руководствующихся не законом, а этим «здравым» смыслом, являются элементарным самоуправством и перечеркивают весь мировой опыт, а также факт принадлежности России к цивилизованным правовым государствам.

  4. Детальный анализ тех самых «вышеуказанных причин» гражданина Шмурнова Е.А., которые якобы не позволяют использовать газоразрядные лампы с фарами, комплектовавшимися с завода лампами накаливания, свидетельствует о чудовищном непрофессионализме руководителя НИИАЭ и его дилетантском и халатном (а, может быть, и умышленно преступном) подходе к вопросу, напрямую затрагивающему права и свободы граждан России.

    Так, в абзаце 3 письма НИИАЭ от 16.06.2009 года № 132/с указано следующее:

    «В — первых, излучение газоразрядных ламп имеет меньшую длину волны 470 нм вместо 550 нм у галогенных ламп, что при одинаковой высоте микронеровности (шероховатости) отражающей поверхности, согласно следствию из закона Релея, приводит к значительному увеличению угла рассеяния отраженного излучения (более подробно см. [1,2]). Вот почему практически все ксеноновые фары слепят. Чтобы исключить ослепление они должны иметь более высокий класс отражающей поверхности рефлектора, а это далеко не все фирмы, даже очень хорошие, могут выполнить».

    Данные умозаключения гражданина Шмурнова Е.А. также не имеют под собой ни юридической, ни технической основы, а потому являются ложными.

    Во-первых, если бы к фарам, комплектуемым с заводов газоразрядными источниками света, предъявлялись более высокие требования, в том числе и в части качества отражающей поверхности рефлектора, то это нашло бы свое отражение либо в ГОСТе Р 41.3-99 (Правила ЕЭК ООН № 3), либо непосредственно в ГОСТе Р 41.98-99 (Правила ЕЭК ООН № 98). Однако ни о чем подобном в данных ГОСТах не говорится, вследствие чего никакой закон Рэлея1 (о чем бы этот закон ни говорил) на территории РФ юридической силы иметь не может, а, следовательно, не может являться основанием для ограничения прав и свобод граждан. Более того, голословно заявлять о том, что практически все «ксеноновые» фары (надо полагать, что даже те, которые прошли процедуру официального утверждения) слепят, а, следовательно, не удовлетворяют требованиям соответствующих Правил ЕЭК ООН, гражданин Шмурнов Е.А. не имел абсолютно никакого права, особенно принимая во внимание то обстоятельство, что в соответствии с пунктом 7 «Определение степени ослепления» ГОСТа Р 41.98-99 (Правила ЕЭК ООН № 98) и пунктом 8 «Проверка степени ослепления» ГОСТа Р 41.112-2005 (Правила ЕЭК ООН № 112) «Ослепление, вызываемое ближним светом, подлежит проверке». Однако, принимая во внимание тот факт, что никаких сведений о результатах проверок, впрочем, как и информации в части проведения таких проверок, письмо НИИАЭ от 16.06.2009 года № 132/с не содержит, есть все основания считать умозаключения гражданина Шмурнова Е.А. бездоказательными, абсурдными и необъективными.

    Во-вторых, закон Рэлея представляет из себя описание зависимости интенсивности дифракции светового излучения в оптически неоднородной (мутной) среде (аэрозоли, эмульсии, коллоидные растворы и т.д. и т.п.) от длины волны светового излучения. Такую дифракцию на мелких неоднородностях называют рассеянием света. Здесь, правда, необходимо отметить случаи рассеяние света в относительно однородных (чистых) средах, практически не содержащих посторонних частиц. Имеется ввиду так называемое молекулярное рассеяние, обусловленное анизотропией, флуктуациями плотности или концентрации, когда показатель преломления среды не постоянен, а меняется от точки к точке в процессе хаотического движения молекул среды. В процессе молекулярного рассеяния происходит частичное разложение сложных световых излучений на спектральные составляющие, в результате которого оптическая среда может приобретать различную цветовую окраску (например: голубой цвет неба, красные тона заходящего или восходящего Солнца).

    Однако в данном конкретном случае, связанном с оптическими системами транспортных средств, ни о молекулярном рассеянии, ни о дифракции света в неоднородной среде, не может быть и речи, поскольку оптическая среда (то, через что проходит излучаемый лампами свет) внутри любой фары является однородной, а анизотропии, отклонений в плотности или концентрации этой среды происходить не может. Вследствие чего, ссылка гражданина Шмурнова Е.А. на закон Рэлея в качестве аргумента, якобы подтверждающего его домыслы, является несостоятельной, а зависимость угла рассеяния отраженного излучения в оптической среде от качества отражающей поверхности – выдуманной. Другими словами, интенсивность дифракции света в оптической среде никоим образом не зависит от качества отражающей поверхности рефлектора (который оптической средой не является), а углы отражаемого рефлекторами света, задаваемые законами геометрической оптики, в однородной и изотропной оптической среде не могут меняться под воздействием закона Рэлея, к геометрической оптике отношения не имеющего.

    Движение электромагнитных волн в световом диапазоне (равно как и в других диапазонах) в том числе и в различных оптических устройствах с отражающими поверхностями можно изобразить графически. Такой график называется диаграмма направленности. У диаграммы направленности нет зависимости ни от плотности светового потока, ни от цветовой температуры света, обусловленной длиной волн световых излучений, образующих цветовой спектр. Применительно к фарам транспортных средств это означает только одно: при увеличении мощности излучения (плотности светового потока) увеличивается лишь уровень боковых лепестков диаграммы направленности, что легко устраняется банальной регулировкой фар посредством измерительного экрана и в 100 % случаев позволяет избежать эффекта ослепления водителей встречного транспорта.

    В третьих, даже если предположить, что оптическая среда внутри фар транспортных средств является неоднородной, анизотропной или флуктуирующей, то озвученный гражданином Шмурновым Е.А. «эффект от закона Рэлея при использовании газоразрядных источников света» с действительностью также ничего общего иметь не будет, т.е. на конечный фотометрический результат, определяемый направленностью светового потока и степенью «ослепляемости», влияния не окажет. Все дело в том, что:

    1. закон Рэлея проявляется при малых размерах неоднородностей оптической среды сравнимых с длиной волны. В противном случае им следует пренебречь, пользуясь для описания распространения волн законами геометрической оптики;
    2. рассеиваясь на неоднородностях среды, дифрагированные световые волны создают равномерное распределение интенсивности по всем направлениям, что само по себе однозначно свидетельствует о том, что вследствие действия закона Рэлея ослепление водителей встречного транспорта ближним светом фар, отрегулированных должным образом, является попросту невозможным. В результате рассеяния света в мутной оптической среде какой-либо определенной дифракционной картины не создается, т.е. увеличения мощности излучения (плотности светового потока) не наблюдается. В качестве практического обоснования данного факта можно привести пример, когда узкий пучок солнечных лучей, проходя через запыленный воздух в темной комнате, рассеивается на пылинках и тем самым становится видимым. Однако в результате данного рассеяния в комнате не становится светлее, т.е. увеличения мощности (интенсивности) светового излучения в данной комнате не происходит;
    3. как отмечалось ранее, в процессе молекулярного рассеяния происходит разложение сложного светового излучения на спектральные составляющие, в результате которого оптическая среда приобретает различную цветовую окраску. А это значит, что в случае нахождение внутри фары флуктуирующей оптической среды вследствие закона Рэлея происходило бы рассеяние (для наглядности, будем считать его полным) сине-фиолетовой части спектра, т.е. на выходе из фары свет бы приобретал оранжево-красный оттенок, а, следовательно, освещенность дорожного полотна неизбежно бы падала абсолютно во всех контрольных точках, в том числе и ответственных за ослепление водителей встречного транспорта. Таким образом, мало того, что молекулярное рассеяние света в фарах не привело бы к ослеплению водителей встречного транспорта, так еще и стало бы причиной недостаточной видимости;
    4. Несмотря на то, что почти вся подаваемая в лампу накаливания энергия превращается в излучение, значительная его часть лежит в невидимом для человеческого глаза инфракрасном диапазоне и воспринимается в виде тепла. Т.е. коэффициент полезного действия (световая отдача) ламп накаливания чрезвычайно низок (не превышает и 20 %), вследствие чего, лампа накаливания представляет из себя не столько осветительный элемент, сколько обогревательный. Именно по этой причине страны Евросоюза и США в ближайшее время планируют полностью заменить традиционные лампы накаливания энергосберегающими. Эта же участь ждет и нашу страну: о необходимости введения запрета на оборот ламп накаливания заявил Президент РФ Медведев Д.А., выступая на заседании президиума Госсовета по вопросам повышения энергоэффективности российской экономики, проведенном 02.07.2009 года в г. Архангельске. Исходя из изложенного выше, использование ламп накаливания в фарах транспортных средств неизбежно приводит к существенному росту температуры внутри фары (в отличие от газоразрядных ламп, которые как-раз-таки и относятся к энергосберегающим). В свою очередь, как отмечалось ранее, повышение температуры флуктуирующей оптической среды приводило бы к возрастанию флуктуации ее плотности и интенсивности рассеяния света в этой среде. Другими словами, следуя логике гражданина Шмурнова Е.А. именно использование ламп накаливания, а никак не газоразрядных ламп, могло бы привести к увеличению интенсивности рассеяния отраженного светового излучения. Причем, принимая во внимание тот факт, что доля сине-фиолетового спектра в видимой части спектрального излучения ламп накаливания является незначительной (именно по этой причине свет, испускаемый лампами накаливания, кажется жёлтым, а не белым), на выходе из фары, внутри которой находилась бы нагретая флуктуирующая оптическая среда, свет вообще бы приобретал кроваво-красный оттенок (по аналогии с багровым закатом или рассветом). Однако ни в случае использования газоразрядных ламп, ни в случае использования ламп накаливания этого не происходит, что позволяет прийти к выводам об абсурдности вышеизложенных доводов гражданина Шмурнова Е.А. и, как следствие, либо о тотальном незнании им сути предмета, либо о сознательном искажении законов физики и заинтересованности в предоставлении ложной, научно необоснованной информации.

    В четвертых, безосновательное утверждение гражданина Шмурнова Е.А. о том, что «излучение газоразрядных ламп имеет меньшую длину волны 470 нм вместо 550 нм у галогенных ламп» также не выдерживает никакой критики. Собственно, на этой мнимой разнице в длине волн с последующей псевдонаучной привязкой ее к закону Рэлея и основывалось то самое бездоказательное «доказательство» ослепляющего характера «ксенонового света», выдвинутое гражданином Шмурновым Е.А. Однако научные исследования в этом вопросе позволяют назвать и это его утверждение ложным.

    Так, оптическая область спектра электромагнитных излучений состоит из трех участков:

    • невидимых ультрафиолетовых излучений (длина волн 10-380 нм);
    • видимых световых излучений, воспринимаемых глазом как свет (длина волн 380-740 нм);
    • невидимых инфракрасных излучений (длина волн 740-2000000 нм).

    Здесь, правда, следует оговориться, что спектр лучей, видимых глазом человека, не имеет резкой, четко определенной границы. Так, например, нижней границей видимого спектра одни исследователи называют 400 нм, другие 380 нм, третьи сдвигают ее до 350-320 нм. Поэтому вышеуказанное спектральное деление является в некоторой мере условным, однако условность эта никак не скажется на том, что будет описано ниже.

    В общем и целом принято считать, что в некоторых границах длин волн излучения в видимом (световом) диапазоне приблизительно имеют следующие спектральные цвета: 380-430 нм – фиолетовый; 430-470 нм – синий; 470-500 нм – голубой; 500-530 нм – зеленый; 530-565 нм – желто-зеленый; 565-585 нм – желтый; 585-620 нм – оранжевый; 620-740 нм – красный.

    Соответственно, монохроматическое световое излучение с длиной волны 550 нм, которое, по мнению гражданина Шмурнова Е.А., создается галогенными лампами, должно быть желто-зеленого (кислотного) цвета, а излучение с длиной волны 470 нм, которое, по мнению гражданина Шмурнова Е.А., создается газоразрядными лампами, – синего, что попросту является абсурдом. Абсурдом, опровергаемым повседневной практикой использования миллионами автомобилистов России транспортных средств, фары которых излучают белый свет (а никак не синий, и, уж тем более, не кислотный).

    В основе вышеуказанного ложного умозаключения гражданина Шмурнова Е.А. лежит сознательное псевдонаучное отнесение белого света, излучаемого как естественными (Солнце, Луна, звезды, молния), так и искусственными источниками (лампами), к монохроматическому (простому) излучению, в то время как в действительности такое световое излучение является ахроматическим (неокрашенным) и сложным, т.е. состоящим из нескольких монохроматических излучений. Само понятие «белый свет» является весьма и весьма условным и связано, прежде всего, со зрительным восприятием человека, обусловленным совместным действием определенного набора (множества) световых волн различной длины на периферический отдел зрительного анализатора. При этом ввиду особенностей человеческого глаза ощущение белого света может быть получено при различных соотношениях мощностей излучений в отдельных участках спектра. Другими словами, если сравниваемые потоки излучения с разным спектральным составом (распределением плотности) будут производить на зрительный аппарат (на палочки и колбочки) одинаковое действие, то свет будет восприниматься одинаково.

Таким образом, ни единого спектрального состава, ни уж тем более какой-то одной единственной длины световой волны, при которых у человека возникало бы ощущение белого света, не существует, а бездоказательные утверждения о том, что излучение ламп накаливания имеет строго определенную, одну-единственную длину волны, отличную от излучения газоразрядных ламп, являются недопустимыми и ложными.

Сколько существует в мире источников света, эксплуатируемых при разных условиях, столько существует и спектральных распределений плотности их излучения (комбинаций волн различной длины и интенсивности их излучения). Даже фазы солнечного света и их коррелированные цветовые температуры меняются в очень широких пределах в зависимости от географического положения, времени суток и состояния атмосферы. Попытка хоть как-то стандартизировать источники белого света была предпринята Международной комиссией по освещению (CIE) и Международной организацией по стандартизации (ISO) в соответствующих рекомендациях, утвердивших следующие типы излучателей:

  1. Источник «А» – воспроизводит условия искусственного освещения электрическими лампами накаливания и имеет такое же относительное спектральное распределение плотности светового потока в видимой области спектра как Абсолютно черное тело (далее – АЧТ) при температуре 2856 К. Визуально этот свет воспринимается с желтовато-оранжевым оттенком;
  2. Источник «В» – воспроизводит условия освещения прямым солнечным светом и имеет такое же относительное спектральное распределение плотности потока излучения в видимой области спектра как АЧТ при температуре 4874 К;
  3. Источник «С» – воспроизводит условия освещения рассеянным солнечным светом и имеет такое же относительное спектральное распределение плотности потока излучения в видимой области спектра как АЧТ при температуре 6774 К. Визуально этот свет соответствует излучению солнечного света в пасмурную погоду.

    При расчете излучателей типов «B» и «С» был допущен целый ряд неточностей и потому в колориметрических расчетах они практически не используются, заменяясь стандартным излучателем «D». По этой причине в спецификации стандартных излучателей CIE они часто вообще не указываются.

  4. Источник «D» – воспроизводит различные фазы среднедневного света в диапазоне коррелированных1 цветовых температур от 4000К до 7500К. Данные спектрального распределения плотности потока излучения «D» были определены путем усреднения данных многочисленных измерений спектра дневного света выполненных в различных районах Великобритании, Канады и США. При этом несмотря на то, что источник D65 – с цветовой температурой в 6500К – следует считать наиболее универсальным, поскольку он наиболее точно аппроксимирует среднедневной свет, это вовсе не означает, что остальные излучатели нельзя отнести к источникам белого света. В частности, источник «D55» принят в качестве стандартного в фотографии: воспроизводит условия естественного дневного освещения лучами Солнца (прямыми и частично закрытого облаками). Именно лампы с цветовой температурой 5500К используются в просмотровом оборудовании для слайдов;
  5. Источник «Е» – равноэнергетический гипотетический источник белого света с коррелированной цветовой температурой 5460К, мощность излучения которого на всех длинах волн в пределах видимой части спектра одинакова. Реально не существует в природе и используется в колориметрии только в расчетных целях;
  6. Источник «F» – cтандартный излучатель, описывающий спектральное распределение излучения различных люминесцентных ламп. F1 – излучение теплой люминесцентной лампы с коррелированной цветовой температурой 3000К, F2 – люминесцентной лампы холодного дневного света с коррелированной цветовой температурой 4230К, F7 – люминесцентной лампы дневного света с коррелированной цветовой температурой 6500К.

То обстоятельство, что в излучении стандартных ламп накаливания доминируют длины волн от 600 нм и более, в то время, как в излучении большинства газоразрядных ламп спектральный максимум смещен в сторону более коротких волн (520 нм и менее), вовсе не говорит о том, что излучение источника света задается одной единственной длиной волны. Видимое излучение, создаваемое лампами накаливания, имеет в своем спектральном составе те же самые длины волн, что и свет, излучаемый газоразрядными источниками, и отличается лишь интенсивностью излучений в отдельных участках спектра. Указанные отклонения в спектральных распределениях плотности светового потока ламп, стоящих в оптике транспортных средств, могут привести лишь к изменению коррелированной цветовой температуры, и, как следствие, к изменению цветового тона излучения, но никак не к ослеплению водителей встречного транспорта, которое может иметь место лишь в одном единственном случае: когда световой поток направлен в глаза водителю встречного транспорта, т.е. когда фара банально не отрегулирована. Как отмечалось ранее, направление светового потока абсолютно не зависит от спектрального состава светового излучения, т.е. от коррелированной цветовой температуры источника света, обусловленной комбинацией волн различной длины. Угол падения равен углу отражения независимо от длины волны падающего излучения и плотности светового потока (интенсивности излучения), вследствие чего регулируемая рефлекторная или линзованная фара, которая не слепит при использовании лампы накаливания, не будет слепить и при использовании газоразрядных источников света. Как правило, оптика автомобилей зарубежного производства обладает существенными возможностями регулировки, т.е. сделана, что называется, про запас. Конечно, из любого правила есть исключения, но российским лицензированным специалистам-светотехникам, на протяжении ряда лет осуществляющим настройку и регулировку фар, такие случаи неизвестны.

В связи с чем, предположительные выводы гражданина Шмурнова Е.А. о том, что излучение, создаваемое различными источниками света, имеет строго определенную длину волны, абсурдны, равно как и не имеющие ничего общего с наукой домыслы о том, что чем больше длина световой волны, тем меньше ее воздействие на органы зрения человека она оказывает, и, наоборот.

Общеизвестно и законодательно установлено (п. 6.1.1 ГОСТа Р 41.112-2005 и ГОСТа Р 41.98-99), что перед головной оптикой транспортных средств стоит одна единственная задача: обеспечить надлежащую неослепляющую освещенность. И для достижения этой задачи производители источников света (особенно газоразрядных) учитывают чувствительность человеческого глаза к различным длинам волн светового излучения (так называемую относительную спектральную чувствительность). Такая зависимость давно известна и задается кривой Гаусса (кривой видности глаза), которая имеет только один максимум и практически симметрична (Рис. 2)

(Рис. 2) Кривая относительной световой эффективности палочек (пунктирная линия) и колбочек

Как видно из представленного графика, колбочки в человеческом глазу, ответственные за дневное зрение человека, наиболее чувствительны к длине волны в 555 нм, в то время как чувствительность глаза к волнам большей или меньшей величины снижается, причем симметрично. К примеру, дневная чувствительность глаза к излучению с длиной волны в 500 нм (сине-зеленый цвет) абсолютно идентична чувствительности к излучению с длиной волны в 620 нм (оранжево-красный цвет), а чувствительность глаза к излучению с длиной волны в 450 нм (синий цвет) абсолютно идентична чувствительности к излучению с длиной волны в 670 нм (красный цвет). Т.е. при соответствующем подборе излучения различных цветов зрительно могут оказаться одинаково яркими.

Ситуация несколько меняется в сумерках, когда чувствительные к яркому световому излучению колбочки начинают терять свою эффективность и соотношение между палочками и колбочками изменяется — максимум спектральной световой эффективности смещается в сторону волн с длиной в 515 нм. Это явление называется эффектом Пуркинье.

Таким образом, наилучшим образом надлежащая неослепляющая освещенность в ночное время достигается посредством использования источника белого света, в спектре которого преобладают сине-голубые и зеленые излучения. При использовании такого источника воздействие создаваемого им света на зрительный аппарат человека будет крайне мягким (щадящим), но, в то же время, достаточным для того, чтобы минимизировать общее напряжение глаз, появляющееся в условиях недостаточного освещения.

Применительно к автомобильным фарам такими источниками являются ксеноновые газоразрядные лампы, которые, по сравнению с лампами накаливания, обеспечивают лучшую видимость дорожного полотна при меньшем напряжении глаз водителей, что в конечном итоге положительным образом сказывается на безопасности дорожного движения.

Общеизвестно, что подавляющее большинство дорожно-транспортных происшествий в ночное время происходят именно по причине недостаточной видимости, обусловленной слабой освещенностью дорожного полотна. С созданием газоразрядных источников света появилась возможность решить эту проблему. Этой возможностью незамедлительно воспользовались практически все цивилизованные правовые государства, и результат не заставил себя долго ждать: статистика этих государств показала, что вследствие использования газоразрядных источников света вместо ламп накаливания в головной оптике транспортных средств количество дорожно-транспортных происшествий в ночное время резко снизилось. В настоящее время на территории по-настоящему цивилизованных правовых демократических государств не просто не запрещают использование ксеноновых ламп в фарах транспортных средств, а, наоборот, настоятельно рекомендуют тем владельцам транспортных средств, в оптике которых до сих пор стоят лампы накаливания, произвести их замену на газоразрядные источники света.

До абсурдных, псевдонаучных и бездоказательных умозаключений об ослепляющем характере «ксенонового света» вследствие меньшей (да еще и единственной) длины волны его излучения не додумалось ни одно должностное лицо органов государственной власти этих государств. И не могло додуматься, потому что такие домыслы сродни заявлениям об ослеплении солнечным светом в пасмурную погоду или об ослеплении светом ясного голубого неба в результате того, что указанные излучения отличны от излучения традиционных ламп накаливания с коррелированной цветовой температурой в 2856 К (Рис. 3)

(Рис.3) Условные примеры спектральных распределений интенсивностей излучения различных источников света: свет от ясного голубого неба, среднедневной солнечный свет, свет лампы накаливания

А, между тем, видимое излучение современных газоразрядных (ксеноновых) ламп по своему спектральному составу максимально приближено именно к солнечному свету – наиболее привычному для глаз человека. Причем в зависимости от коррелированной цветовой температуры, которая варьируется от 4000К до 7500К и выше, можно добиться относительного соответствия излучения ксеноновых ламп различным фазам дневного освещения (солнечный свет в зените, солнечный свет в облачную погоду, прямой солнечный свет в полдень, прямой солнечный свет за 1 час до захода и т.д.). Все это позволяет говорить о явном превосходстве газоразрядных источников света над лампами накаливания, особенно принимая во внимание ту опасность для здоровья человека, которую таят в себе последние.

Как отмечалось ранее, значительная часть оптического излучения ламп накаливания приходится на долю коротковолнового (ближнего) инфракрасного излучения, вредное воздействие которого на организм человека может быть как общим, так и локальным. В частности, при общем воздействии инфракрасного излучения изменяется температура лёгких, головного мозга, почек и некоторых других органов человека.

При длительном облучении инфракрасными лучами высокой интенсивности происходит значительное изменение общей температуры тела, может возникнуть судорожная болезнь (преимущественно в конечностях). Воздействуя на мозговую ткань, инфракрасное ближнее излучение вызывает тепловые удары. Человек при этом может ощущать головную боль, головокружение, учащение пульса и дыхания, потемнение в глазах, нарушение координации движений, возможна потеря сознания. При интенсивном облучении головы происходит отёк оболочек и тканей мозга, проявляются симптомы менингита и энцефалита.

Не менее пагубное влияние оказывает коротковолновое инфракрасное излучение ламп накаливания и на зрительные органы человека. Наиболее часто встречающимся последствием такого воздействия является появление инфракрасной катаракты, не исключены также конъюктивиты, помутнение и ожог роговицы, ожог тканей передней камеры глаза. При этом несмотря на то, что плотность излучения автомобильных ламп накаливания невелика, в случае длительного их воздействия на органы зрения даже не очень высокая яркость может негативно отразиться на здоровье окружающих.

Таким образом, 5-10 лет назад использование ламп накаливания в оптике транспортных средств и таящуюся в них опасность еще можно было оправдать отсутствием массового производства и реализации альтернативных источников света, а также малой численностью автомобилей, допущенных к участию в дорожном движении. Но сегодня, когда газоразрядные (ксеноновые) лампы получили широкое распространение на территории всего земного шара, а количество автомобилей на российских дорогах неуклонно растет, голословные и псевдонаучные заявления о недопустимости использования вместо вредных ламп накаливания современных ксеноновых источников света являются не только абсурдными, но и преступными. Подобные умозаключения заставляют усомниться в непредвзятости и честности гражданина Шмурнова Е.А., ответственного за содержание письма от 16.06.2009 года № 132/с, которое и положило начало массовым нарушениям прав и свобод граждан Российской Федерации.

О заинтересованности руководства НИИАЭ в предоставлении заведомо ложной информации свидетельствует также абзац 4 письма НИИАЭ от 16.06.2009 года № 132/с, в котором указано следующее:

«Во — вторых, как видно из рис. 1 габариты искрового разряда газоразрядных ламп превышают габариты тела накала галогенных ламп [3], что так же приводит к увеличению углов рассеяния как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости, а следовательно – к ослеплению водителей встречного транспорта».

В принципе, точку в этом вопросе можно ставить уже сейчас, потому что само сравнение размера какого-то искрового разряда, которого в газоразрядных лампах высокого давления просто не наблюдается, с габаритами нити накаливания галогенных ламп в высшей степени абсурдно. Принцип работы ксенонового HID-источника настолько отличается от принципа работы ламп накаливания, что сравнивать их между собой по предложенным гражданином Шмурновым Е.А. критериям настолько же некорректно, как если бы сравнивать теплоэлектростанцию с гидроэлектростанцией или атомной электростанцией. Но по настоящему абсурдным это сравнение делает то обстоятельство, что свет в газоразрядных лампах излучает отнюдь не искровой разряд, как полагает гражданин Шмурнов Е.А., а дуговой. А, между тем, разница в указанных разрядах крайне существенна. Искровой разряд представляет собой пучок ярких, быстро исчезающих или сменяющих друг друга нитевидных, часто сильно разветвленных полосок (искровых каналов), в то время как дуговой разряд является процессом стационарным (непрерывным) и имеет относительно правильную форму дуги. Конечно, дуговому разряду может предшествовать нестационарный процесс в виде искрового разряда, но мало того, что он носит временный характер, а, следовательно, значимого оптического эффекта произвести не может, так еще и давление газа при этом должно быть близким к атмосферному. Однако давление внутри ксеноновых автомобильных ламп в разы превышает атмосферное, вследствие чего ни о каком искровом разряде при таких обстоятельствах не может быть и речи.

Более того, сам по себе рис. 1, на который ссылается гражданин Шмурнов Е.А. представляет из себя не что иное, как спектрофотограмму (фотографическое изображение), визуально показывающую то самое спектральное распределение плотности потока светового излучения, о котором говорилось выше. При этом предпринятая гражданином Шмурновым Е.А. попытка определить габариты излучателя посредством спектрального фотометрирования вызывает недоумение и в очередной раз заставляет усомниться в его объективности, особенно, принимая во внимание абсолютную несопоставимость производимого им сравнения.

Так, не объясняя, спектрофотограммы источников света с какой коррелированной цветовой температурой представлены, гражданин Шмурнов Е.А. абсолютно безосновательно сравнивает размеры оранжево-желтой спектральной составляющей внутри лампы накаливания с практически полным (в спектральном смысле) свечением в колбе газоразрядной лампы (включены красный, оранжевый, желтый, зеленый и голубой спектры), что вообще лишено всякого смысла.

Если бы гражданин Шмурнов Е.А. не был заинтересован в предоставлении заведомо ложной информации, то спектрофотограммы, им представленные, и последующее сравнение имели, хотя бы, следующий вид (Рис.4):

Или, в самом крайнем случае

Как видно из рис. 4, никакого превышения в размерах свечения газоразрядных ламп по сравнению с лампами накаливания не наблюдается, что также подтверждает недостоверный и антинаучный характер информации, содержащейся в письме НИИАЭ от 16.06.2009 года № 132/с. Впрочем, даже достоверность приведенных в вышеуказанном письме спектрофотограмм крайне сомнительна. Усугубляет ситуацию еще и то, что гражданин Шмурнов Е.А. по непонятным причинам взялся сравнивать лампы различных категорий, т.е. лампы с различным цоколями и конструктивными особенностями колбы. Зачем сравнивать газоразрядную лампу спецификации D2 с лампой накаливания спецификации H7, если изначально вопрос ставился о возможности замены ламп накаливания с цоколем H на соответствующие спецификации газоразрядных ламп с этим же цоколем H (а, значит, максимально приближенные по размерам и габаритам)? В своем письме гражданин Шмурнов Е.А. этого не объясняет, что делает его доводы бездоказательными и ложными еще и в этой части.

Ерёмин Максим Николаевич и
Московское отделение ФАР

Подписать обращение по ксенону

Изложенные в статье факты будут положены в основу обращения, которое ФАР планирует отправить в соответствующие структуры с целью устранения грубейшего нарушения прав и свобод граждан РФ, допущенного должностными лицами ДОБДД.

Обсуждение темы запрета ксенона на нашем форуме.

×

ФАР

в социальныx сетях