Федерация Автовладельцев России

Московское представительство

Официальная позиция ФАР по ДТП на Ленинском проспекте

17 мая 2010, Понедельник

Около 8 утра 25 февраля 2010 года на Ленинском проспекте в районе площади Гагарина произошло ДТП. Столкнулись Citroen C3 и Mercedes-Benz S500, гос. номер с398сс77. В результате аварии погибла 35-летняя женщина — водитель автомобиля Citroen. Позднее в больнице скончалась известный врач-гинеколог Вера Сидельникова, сидевшая в Citroen рядом с шофёром. Находившийся в Mercedes вице-президент «ЛУКОЙЛа» Анатолий Барков был госпитализирован. Официальная версия, озвученная на месте аварии Николаем Хованским, начальником 3-го отдела ГИБДД ЮЗАО Москвы, звучит так: «Виноват водитель «Ситроена», выехавшего на встречную полосу».

В Москве каждый день происходит несколько ДТП со смертельным исходом, но это буквально взорвало российский интернет. Причиной тому общее недоверие к официальной версии.

Сразу после аварии наша Федерация заявила о намерении провести независимое расследование по факту аварии.

Задачей любого расследования является полное и всестороннее исследование всех обстоятельств произошедшего. Однако, следует учитывать, что ФАР является общественной организацией -мы не можем вызывать и допрашивать очевидцев и сотрудников ГАИ, не можем запрашивать данные камер наблюдения, производить выемку документации, изымать вещественные доказательства и направлять их на экспертизу.

Мы собрали некоторые сведения, нашли свидетелей, но полученные нами данные всё же фрагментарны и не дают полной картины произошедшего. В связи с этим, мы пока воздержимся от выводов о характере и степени виновности водителей.

Мы заявляли и заявляем сейчас, что у нас имеются серьёзные сомнения по поводу официальной версии происшедшего. Основания к тому следующие:

  1. У Ольги Александриной, водителя Ситроена, не было причин выезжать на полосу встречного движения, поскольку она двигалась в сторону области, куда утром движение значительно свободнее, чем в центр.
  2. По снимкам с места аварии видно, что столкновение произошло не на встречной для Ситроена полосе, а как минимум на разделительной. Соответственно, выводы о полной невиновности водителя Мерседеса по меньшей мере преждевременны.
  3. Живущим в Москве сложно представить женщину, лихо гоняющую на Ситроене в левом ряду с заездом на встречную полосу. Зато о хамском поведении на дороге водителей «членовозов» и машин с «блатными» номерами знает каждый.
  4. Аварию видели десятки людей, многие в тот день звонили в прямой эфир, и рассказывали, что именно Мерседес выехал на встречную полосу.
  5. По странному стечению обстоятельств, происшествие не было зафиксировано ни одной видеокамерой.
  6. Действия следователя, выдавшего вещественные доказательства – автомобили, пострадавшие в ДТП, их владельцам, вызывают серьёзные сомнения в его профессионализме и беспристрастности.
  7. Поведение А. Баркова и его водителя, которые за прошедшее время не сочли необходимым лично прокомментировать произошедшее, нетипично для поведения невиновных лиц. Спустя 5 дней после аварии А. Барков, правда, выразил соболезнования погибшим и призвал свидетелей случившегося дать показания, но сделал это не лично, а через пресс-службу компании «ЛУКОЙЛ».

Странно, что этим людям совершенно безразлично, что о них говорят и пишут. Странно, что поток желчи и ненависти, вылившийся на них со страниц интернет-сайтов, не вызвал у них желания объясниться с прессой, с родственниками погибших по этому поводу. Желание, подчеркнём, совершенно естественное для человека, на которого возводят несусветную напраслину.

При этом, отказ водителя и охранника А. Баркова пройти тестирование на т.н. «детекторе лжи» был воспринят именно как желание скрыть истинные подробности случившегося. Разумеется, проходить или не проходить тестирование, дело личное, но такое поведение более чем странно для лица, которому нечего скрывать, которое считает себя невиновным.

Мы озвучили эти сомнения ещё два месяца назад. За это время никто не пытался разубедить ни нас, ни общественность, несмотря на то, что такое расхождение во взглядах дискредитирует правоохранительную систему, свидетельствует о неверии общества в закон и справедливость.

Маловероятно, что следствие, имей оно на руках убедительные доказательства виновности Ольги Александриной, стало бы скрывать их от общественности. Надо полагать, что таких доказательств у следствия нет. Тем не менее, не вызывает особых сомнений то, что именно Ольгу Александрину признают виновной в аварии.

Скорее всего, выводы о виновности Ольги Александриной будут строиться на выводах неких экспертов, которые внимательно проанализировали, а проанализировав, решили… Что это за эксперты, кто и по какому принципу их отбирал, какие материалы им были предоставлены для экспертизы, и насколько они независимы в своих выводах, останется за кадром.

Общественности же будет предложено либо согласиться с этими выводами, либо остаться при своем мнении. Вряд ли кто поверит выводам следствия, равно как вряд ли кого из лиц, ответственных за расследование данной аварии, волнует, поверит или не поверит общественность в эти выводы.

Не надо быть провидцем, чтобы понимать, что пропасть разделяет российскую власть и российский народ. Но мы надеемся, что в правоохранительной системе есть люди, для которых закон и справедливость — не пустые слова; люди, которые понимают, чем может обернуться утрата народом веры в способность власти обеспечивать их безопасность.

ФАР предлагает следующий вариант выхода из этой коллизии:

  1. ФАР сформирует группу из 3 экспертов.
  2. Следствие предоставит им все материалы дела для ознакомления.
  3. Эксперты, при необходимости, готовы дать подписку о неразглашении данных предварительного расследования.
  4. Ознакомившись с материалами дела, эксперты коллегиально примут решение:
  • — полно ли и всесторонне ли произведено расследование;
  • — соответствуют ли выводы следствия фактическим обстоятельствам дела.

В случае положительного ответа на оба вопроса ФАР готов официально признать полноту проведённого расследования и объективность выводов.

Следует отметить, что инициатива ФАР не противоречит действующему законодательству, направлена на развитие институтов общественного контроля за правоохранительными органами, и на развитие институтов гражданского общества в целом.


×

ФАР

в социальныx сетях