Федерация Автовладельцев России

Московское представительство

Власть на дороге: смерть подождет

26 мая 2011, Четверг

Эта статья основана на информации, полученной при приватном и анонимном общении с водителями карет Скорой помощи и фельдшерами. Поэтому никаких подтвержденных фактов и доказательств тут не будет – это лишь попытка узнать правду непосредственно из первых рук в неофициальной обстановке и не под камеру…

Тема перекрытий и «мигалок» неисчерпаема. Подобной дикости нет ни в одной стране мира. Но есть наиболее возмутительный и страшный аспект этой проблемы нашего государства, это когда при перекрытиях останавливают спецтранспорт, спасающий жизнь людей. Все мы видели нашумевший в интернете видеоролик «И так каждый день» от 16 марта, который наглядно показывает, как при перекрытии Кутузовского проспекта для проезда кортежа были остановлены две «скорые» и реанимобиль. Разумеется, случай не первый и не единичный, такое в Москве происходит каждый день, но, слава богу, люди, наконец, начинают просыпаться, отбрасывать привычную психологию подневольного и бессловесного раба и осознавать, насколько это дико, преступно и аморально — останавливать машину, в которой, возможно, умирает человек, гражданин этой страны, жизнь которого идет на минуты… И все ради скоростного проезда чиновника, возможно, на дачу, высокомерно посчитавшего себя вправе занять сразу ВСЕ возможные полосы движения, нагло и цинично поправ Конвенцию по правам человека, его право на жизнь и Конституцию страны.

На поднявшийся шум в ГИБДД вынуждены были оправдываться, что сотрудник ДПС, якобы, опросил врачей в скорых на предмет срочности вызова. Оказалось, скорые совсем не спешат и любезно подождут проезд кортежа… Руководитель пресс-службы ГУВД столицы Виктор Бирюков сообщил, что «ГИБДД всегда пропускает скорые, если они едут на срочные вызовы и доставляют в больницы граждан, которым срочно необходима госпитализация»…

В тот момент, когда это видео облетело интернет, мой ребенок лежал в больнице. Приезжая туда каждый день, я видела «скорые» с сиреной и мигалками, влетающие на территорию, оттуда зачастую выносили малыша под капельницей, БЕГОМ выносили… И мне стало страшно. Очень страшно, что однажды мой ребенок под капельницей вот так может попасть под перекрытие.

Мне захотелось разобраться в этом вопросе, узнать, что же на самом деле происходит во время перекрытий и правда ли то, что нам сообщили в ГУВД.

Начала я с того, что спросила водителя скорой помощи, стоявшей во дворе, попадал ли он сам в перекрытия и опрашивают ли их на предмет срочности вызова. Ответ:

«Бывало, попадал. Нет, что вы, никто никого не спрашивает. А вот было даже так: врач сама вышла, подошла к гайцу, сказала, пропустите, у меня тяжелый пациент, надо срочно в больницу! На что ей ответили: «А у нас президент едет, не могу пропустить, запрещено. Ждите»…

После этого разговора я решила выяснить суть вопроса более масштабно. Вышла на неформальный сайт Скорой Помощи «Фельдшер.РУ» и запустила опрос врачей «скорых» на предмет действий сотрудников ДПС при перекрытиях. Через три дня, когда тема была закрыта модератором, был получен следующий результат:

Вас пропускают при перекрытии, если больной в тяжелом состоянии?

  1. Нет, никогда (12 голосов [31.58%])
  2. Редко (12 голосов [31.58%])
  3. Да, если громко кричать и настаивать, что больной умирает (11 голосов [28.95%])
  4. Всегда (3 голоса [7.89%])

Параллельно голосованию фельдшеры комментировали эту тему. Привожу некоторые цитаты.

«Что сотрудник ДПС, и что то, что ехало, просто подлецы и мерзавцы. И неважно, был срочный вызов — или нет. Так как кто-то простояв и подождав включит, и поедет быстрее, чем нужно, так, буднично рискнет, просто потому, что кому-то где-то плохо, и уже долго, и можно не успеть, или потому, что пока ты тут стоишь — там НАШИ в мыле, и вызова по часу висят… А кто-то вовремя приедет в кабинет, и продолжит свой напряжённо-тяжкий путь к геморрою…
PS. Выбираем такую власть…»

«Да вот еще, унижаться перед ними… Я пару раз останавливался и говорил ДПС-нику (тихим таким голосом): слышь, если он помрёт, то я этот труп на тебя повешу… Действует — железно»…

«Гы… Видели б Вы наших гайцев. Они все, как на подбор — от 100 кг и больше. Ему лишний раз подходить… Стоят на месте и палкой машут »…

«Дежурил на 60 лет Великой Победы, когда со всего мира съехались цари, так перекрывали всю Москву, не пропускали ни под каким предлогом, даже когда ребеночка везли, наоборот орали «куда вы нафек прете!!!???», сутки были плохие »…

«300 летие СПб, утро примерно 5:30, Невский проспект — поворот на набережную Фонтанки. Повод к вызову: «ребёнок 3 года, падение с высоты (3 этаж)» Невский перекрыт для проезда кого-то из президентов, подлетаем со светомузыкой к ГАИшнику (московскому) он подходит к водителю и говорит: «Вырубай свою иллюминацию и тихо стой, пока кортеж не проедет, не то в реку сброшу…» Ну я ему тогда и сказал, куда и с каким поводом еду, он в ответ -«не мои проблемы, гаси свет, тихо стой…» Ну я тогда продемонстрировал включённый диктофон и попросил озвучить номер бляхи, ФИО, звание и т.д. добавив, что если ребёнок умрёт, смерть будет на нём… Покраснел как рак, думал нарушится… Пропустил… Успели…»

Вопрос: «Есть ли случаи, когда человек умирал в скорой во время перекрытия, не знаете?»

«В машине СМП — не знаю, но в ожидании «Скорой» из-за перекрытий умирали, точно. Года четыре назад ехали мы на вызов с поводом «Острый инфаркт миокарда, нарушение ритма» (линейная бригада на себя вызывала) и на выезде на МКАД тормозит нас откормленный жлоб-гаишник в чине аж майора, ещё и на джипе! Я ему пытаюсь объяснить, куда и зачем мы едем, а он орёт: «Да клал я на ваших больных! В машину, маяки выключить, не выходить!». Сели в машину, ждём. При приближении кортежа я нарочно велел водителю включить маяки и звук. Гаишник подлетает к машине (оказывается, боевые слоны очень хорошо бегают, когда хотят!), начинает молотить по капоту своей полосатой палкой и вопить: «Сейчас всех троих на обочину положу!». К сожалению, включить диктофон я как-то не сообразил — просто пожелал ему довольно громко, чтоб к нему, когда у него от ожирения инфаркт случится, «Скорая» так же ехала… Кортеж проехал, он ещё подержал нас, пока ему не скомандовали по рации: «Пропускай!», долетели мы до вызова, но там уже всё было кончено… Данные о смерти пациента можно было бы найти по архивным данным, но кто ж их просто так предоставит… Кстати, Центру я тогда сообщил, что бригада задержана инспектором ДПС нагрудный номер такой-то, их ответ был: «Ну, что же делать, ждите, пока пропустят»…

«Аналогично было на последнем празднике Победы в нашем мухосрани — перекрыли центр и не пропустили детскую реанимацию»…

«Нас тоже никогда не пропускают. Такое ощущение, что люди считают себя вечными, что никогда мы им не потребуемся»…

«Вы правы! Да, именно так! Правы на все 101%. Конституция всем дает право на жизнь и здоровье, а стояние в оцеплении из-за VIP, может реально кого-то погубить или нанести вред здоровью. Поэтому ответ — да, такие задержки усложняют работу скорой и приводят к тому, что наносится вред здоровью граждан и, возможно, даже в некоторых случаях является фактором мешающим избежать смерти пациента. И в принципе, по моему скромному мнению медика, сие нарушает Конституцию Российской федерации по отношению к гражданам Российской Федерации. И флаг вам в руки и вместе с обществами защиты пациентов, потребителей штурмуйте администрацию президента, парламент, ГАИ и прессу. Это дело правое, победа должна быть за вами!»

Теперь попробуем разобраться, насколько законны подобные перекрытия и есть ли какие-то инструкции насчет проезда спецтранспорта при перекрытиях.

Вот комментарий одного из участников дискуссии:

«В ФСО, СОП и ГИБДД есть документ, в котором чётко прописано, как действовать в случаях, когда необходимо пропустить машину экстренных служб (скорая, мосгаз, мосводоканал, пожарных и т.д.).

Разложу по полочкам движение кортежа от Внуково до Кремля (Киевское шоссе и Ленинский проспект часто перекрывают).

За 10 минут до выезда кортежа из аэропорта маршрут следования освобождается от посторонних машин, путём выставления пикетов ДПС на дорогах, примыкающих к маршруту следования кортежа. Скорость движения кортежа от 120 до 150 км\ч, кортеж движется без остановки до финишной точки.

Сотрудник, осуществляющий перекрытия, обязан пропускать машину экстренных служб, но предварительно уточнив срочность передвижения и конечную точку маршрута, совершить беглый осмотр автомобиля экстренной службы. После перекрытия дороги в 8ми минутный промежуток Вас обязаны пропустить без машины (сотрудника) сопровождения и сообщить по рации о выезде машины экстренной службы на маршрут следования кортежа и её конечную цель. В оставшиеся 2 минуты Вам обязаны выделить сопровождение в виде машины ДПС (Полиции) или выделить сотрудника, который в нужный момент скажет Вам когда прижаться к обочине. Вас могут не пустить после проезда машины ДПС которая идёт с 20ти секундным интервалом перед основным кортежем, и разрешить Вам движение после проезда машины ДПС которая следует с 20ти сек. интервалом после кортежа (при всём желании на газели Вы их не догоните. При следовании по участку маршрута движения кортежа машина экстренной службы должна следовать со всеми включёнными спецсигналами (люстра и сирена).

Решение должно быть примерно таким, как писал выше, сопровождение карет скорой помощи, под прикрытием ГАИ по закрытому участку дороги. ГАИ, также, может через диспетчерскую скорой всегда узнать, числиться ли машина в угоне (есть методы) и представляет ли опасность. Кроме того, технически, через GPS в Москве всегда есть возможность заранее узнать, где и под каким предлогом движется карета скорой заранее. На самом деле это не сложно».

Найти этот документ самостоятельно, по понятным причинам, мне не удалось. Но для реализации федерального закона «О государственной охране» существует Инструкция по организации и осуществлению подразделениями Госавтоинспекции МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации сопровождения патрульными автомобилями автомобильных колонн либо отдельных транспортных средств. Однако, данная инструкция никак не определяет приоритет проезда между автомобилями специального назначения и «скорой помощью». Тем не менее, из положения п. 10 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1996 г. N 57-ФЗ «О государственной охране», следует, что решение вопроса о пропуске скорой помощи во время перекрытия спецтрасс находится в компетенции ФСО. ИДПС лишь исполняют устные указания сотрудников ФСО. Меж тем, право на жизнь — конституционное право каждого (ч. 1 ст. 20 Конституции РФ) и реализация этого права сопряжена с другим неотъемлемым конституционным правом на охрану здоровья и медицинскую помощь (ч. 1 ст. 41). При осуществлении охранных мероприятий сотрудники органов ФСО, запрещая движение автомобилей скорой медицинской помощи, нарушают конституционные права граждан на жизнь и квалифицированную медицинскую помощь, которые ни при каких обстоятельствах не могут быть ограничены федеральным законом. Задержка «скорой» даже на несколько секунд влечет несвоевременное оказание медицинской помощи нуждающемуся в ней человеку и способна привести к наступлению необратимых вредных последствий его здоровью, либо повлечь летальный исход.

Привожу цитаты из интервью «Свободной прессе» заместителя председателя комитета по безопасности Госдумы Геннадия Гудкова, который рассказал «СП», что деятельность ФСО, связанная с перекрытиями, запретами и прочими ограничениями, скорее всего, регулируется инструкциями, половина которых противоречит всем законам Российской Федерации.

«Можно не просто предположить, я 100% говорю – они руководствуются инструкциями. По идее эти инструкции должны быть основаны на нормативных актах – законах, указах, постановлениях. Если этого нет – это полное безобразие. И я практически уверен, что этого нет как минимум наполовину. (…) Конечно, мы дикая страна, страна с ярко выраженными атавизмами рабовладельческой эпохи.

«СП»: – А вообще можно законно обосновать все эти перекрытия, запрещения фотосъемки, приказы гражданам не подходить к окнам?

– Публичного права на эту тему нет. Есть какой-то нормативный акт, непубличный, потому что я не помню в Госдуме дискуссий на эту тему. Я думаю, половина тут не регулируется никаким правом – либо традиции, либо менталитет, либо какие-то непубличные подзаконные акты, скорее всего даже инструкции.

«СП»: – Получается, все эти нормы принимаются внутри самого ФСО?

– Внутри ФСО и внутри правительства РФ, там междусобойчик такой.

«СП»: – А кто может контролировать этот процесс – Генпрокуратура, еще какой-то орган?

– Кто у нас контролирует царя? Никто его не контролирует.

«СП»: – Так речь не о царе, а всего лишь о его охране.

– Ну, извините. Охрана царя вне подозрений, даже больше, чем жена».

Эпилог

На днях попала в перекрытие на въезде на МКАД. Минуты через три увидела, как по встречке на всех парах летит «скорая» с сиреной и люстрой. Встает в первый ряд. Я вышла посмотреть, моя машина стояла на разворот и регистратор переднего обзора, увы, снимал другую сторону. Теперь уже задним числом поняла, что надо было снять его и использовать как камеру, но в тот момент не подумала – хотела быстрее посмотреть, чем кончится… Вызов был явно очень срочный. Гаец действительно лениво и вразвалочку подошел к «наглой скорой», «скорая» тут же выключила спецсигналы. Гаец принялся активно жестикулировать, его телодвижения указывали, что он уговаривает скорую «потерпеть», т.к. осталось стоять минут несколько… Затем «скорая» терпеливо простояла еще 10 минут, после чего развернулась и включив все спецсигналы помчалась в другом направлении – через город, помчалась спасать чью-то бесценную жизнь, если еще не поздно….

P.S.
Кто дал право этим людям считать, что жизнь моего ребенка в «скорой» можно ставить под угрозу ради удобства сытого и здорового чиновника, содержащегося на мои же деньги налогоплательщика? Почему мы безмолвно и смиренно часами стоим в диких пробках из-за перекрытий? Почему мы, вы, все, граждане этой страны, общество — молчим?

Выражаю особую благодарность всем врачам СМП, принявшим участие в опросе и дискуссии.    Низкий Вам поклон за наших близких.

Анна Ахметшина
Московское отделение ФАР


Дополнительная информация:


×

ФАР

в социальныx сетях